Рейтинг пользователей: / 15
ХудшийЛучший 

УДК 81-11

Фаткуллина Ф.Г., Сулейманова А.К.,  Гибадуллина Л.З.

КОНЦЕПТ КАК БАЗОВАЯ КАТЕГОРИЯ  ЛИНГВОКОГНИТОЛОГИИ И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИИ

ФГБОУ «Бащкирский государственный университет», ФГБОУ «Уфимский  нефтяной  технический университет»

Введение

Рассуждая о языковых личностях разных народов, ученые непременно приходят к вопросу о национальной специфике  языка. Языковое сознание этноса формируется, как известно, опираясь на историю и представляет собой сложное образование, «отражающее как особенности индивидуального мировидения говорящих, так и специфику национального менталитета, закреплённые в культурно-этнических языковых стереотипах» [14: 56]. Любое языковое понятие, безусловно, обогащает лингвистическую науку, позволяет полнее постичь национальный язык, а значит, и национальную культуру, неотъемлемой частью которой является язык. В этом смысле не будет исключением и понятие «концепт». «Концепт — один из наиболее популярных и наименее однозначно дефинируемых терминов современной лингвистики» [5]. Соглашаясь с данным утверждением, рассмотрим разные точки зрения на понятие «концепт», существующие в современной лингвистической литературе. Необходимость терминологизации лексемы «концепт» возникла из-за потребности в этнокультурной авторизации семантических единиц, их соотнесения с языковой личностью.

Впервые в отечественной науке термин «концепт» был употреблен С.А. Аскольдовым-Алексеевым в 1928 году. Ученый определил концепт как мысленное образование, которое замещает в процессе мысли неопределенное множество предметов, действий, мыслительных функций одного и того же рода (концепты «растение», «справедливость», «математические концепты»), «Вопрос о природе общих понятий или концептов — по средневековой терминологии универсалий - старый вопрос, давно стоящий на очереди, но почти не тронутый в своем центральном пункте. Общее понятие, как содержание акта сознания, остается до сих пор весьма загадочной величиной… иприрода  концептов до сих пор остается в достаточной мере загадочной» [1]. Эти слова были сказаны более восьмидесяти лет назад, но они не потеряли актуальности.

Изучению природы концепта в современной лингвистике уделяется первостепенное значение, и мы при этом сталкиваемся с осознанием факта существования целого ряда разнообразных точек зрения.

Термин «концепт» «вошел в понятийный аппарат когнитивистики, семантики, лингвокультурологии. Период утверждения термина в пауке непременно связан с определенной размытостью границ, произвольностью его употребления, смешением с близкими по значению и/или по языковой форме терминами [9:75].

Подобную же интерпретацию мы находим у  З.Д. Поповой и И.А. Стернина: «концепт — категория мыслительная, ненаблюдаемая, и это дает большой простор для ее толкования. Категория конпепта фигурирует сегодня в исследованиях философов, логиков, психологов, культурологов, и она несет на себе следы всех этих внелингвистических интерпретаций» [12: 29-30].

Долгое время актуальной проблемой оставалась дифференциация терминов «концепт» и «понятие». Концепт - явление того же порядка, что к понятие. По своей внутренней форме в русском языке слова концепт и понятие одинаковы: концепт является калькой латинского conceptis «понятие», т.е.  буквально «поятие, зачатие»; поятие от глагола паяти «схватить, взять в собственность, взять женщину в жены». В научной литературе эти два слова достаточно долго выступали как синонимы, хотя в последние годы ученые довольно четко их разграничили. Концепт и понятие - термины разных наук; второе употребляется главным образом в логике и философии, тогда как первое, «концепт», является термином математической логики, а также науки о культуре, культурологии, и науки, возникшей на стыке лингвистики и культурологии — лингвокультурологии.

В.З. Демьянков на основе большого количества текстов разных жанров проанализировал, как употреблялся термин «концепт» в разных языках и пришел к следующим выводам:

1. Языки варьируются по времени укоренения термина «концепт» в гуманитарных науках, в художественной литературе и в обыденной речи.  В русском языке, если отвлечься от «цитирующего» упоминания концепта  как термина средневековой философии, данный термин  начинает часто использоваться с 1920-х гг., причем вплоть до середины 1970-х гг. чаще всего как полный синоним термина понятие.

2. Пика популярности в русском языке концепт достигает, когда этот термин начинают употреблять в значении ином, чем просто «понятие», особенно в гуманитарных науках. Разграничение проходит по следующей линии: понятия - то, о чем люди договариваются, их люди конструируют для того, чтобы «иметь общий язык» при обсуждении проблем; концепты же существуют сами но себе, их люди реконструируют с той или иной степенью уверенности. Иногда референты у терминов концепт и понятие совпадают.

3. В таких истолкованиях значение термина концепт содержит идею «зачаточной истины», заложенной в латинском сопсерт «зачатый». Концепт — то, что, видимо, «зачато». Своеобразная мода на термин «концепт» в научной и художественной литературе конца XX — начала XXI веков указывает на интерес к реконструкции тех сущностей в жизни человека, с которыми мы сталкиваемся в обыденной жизни, не задумываясь над их «истинным» (априорным) смыслом. Оказалось, что далеко не всегда можно «договориться» о событиях: иногда продуктивнее реконструировать привычные смыслы, или концепты, и на основе сложившихся представлений — старых концептов, не разрушая их, попытаться сконструировать новые понятия. Новое, особенно в этике, является реконструкцией старого. Со справедливостью этого положения мы сталкиваемся и в общественной, и в научной жизни [8].

На наш взгляд, наиболее ценным в этих выводах является констатация сохранения семы «зачаточность», идеи некоего «исходного начала», на основе которого развиваются и конкретизируются дополнительные, приобретенные в рамках того или иного научного направления смыслы.

В современных исследованиях анализ понятия «концепт» ведется по двум направлениям:

1. По гносеологии концепта (с точки зрения происхождения
концепта и его «местоположения», а также его соотношения с
действительностью и форм его проявления).

2. По типологии концептов (с точки зрения определенной пауки
(дисциплины) с учетом ее понятийного аппарата и ее потребностей в
данном термине) [13: 17].

Что касается первого направления, то все высказываемые в научной литературе точки зрения по поводу определения термина «концепт» могут быть сведены к следующему:

1)  концепт - содержание понятия, которое, постепенно развиваясь, актуализируя в речи отдельные семантические признаки, обрастает объемом (узкое понимание);

  1. концепт «выражает» созначения «национального колорита», функции языка как средства мышлении и общения (широкое понимание)

Типология концептов как ментальных образований может
проводиться но признаку их стандартизованности (индивидуальные,
групповые и общенациональные). По содержанию они могут делиться на
представленияt схемы, понятия, фреймы и т.п. По языковому выражению
концепты могут репрезентироваться лексемами, фразеосочетаниями,
свободными словосочетаниями, синтаксическими конструкциями и даже
текстами и совокупностями текстов (З.Д. Попова). «Концепт
рассматриваемся как связующее звено между мышлением и языком; как
единица сознании и отражающая человеческий опыт информационная
структура» (Е.С. Кубрякова); как «интенсиональная функция от
возможного мира к его объектам» (Р.И. Павиленис); как «спонтанно
функционирующее в познавательной и коммуникативной деятельности
индивида базовое перцептивно-когнитивно-аффективное образование
динамического        характера,            подчиняющееся        закономерностям психической жизни человека» (АА. Залевская); как «комплексная мыслительная единица, которая в процессе мыслительной деятельности поворачивается разными сторонами, актуализируя ... свои равные признаки и слои» (И.А. Стернин); «единица языка мысли» (Т.А. Фесенко); «любая дискретная единица коллективного сознания, которая отражает предмет реального или идеального мира и хранится в национальной памяти носителей языка в виде познанного вербально обозначенного субстрата» (А.П. Бабушкин); «знание об объекте из мира «Действительность» и переведенное в знание объекта в мире "Идеальное"» (А. Вежбицкая), и др. [Цит. По: 13: 18-19].

Концепт есть ментальная единица, элемент сознания. Человеческое сознание - посредник между реальным миром и языком. В сознание поступает культурная информация, в нем она фильтруется. перерабатывается, систематизируется: «Концепты образуют "своего рода культурный слой, посредничающий между человеком и миром"» [Арутюнова 1993: 3]; концепт - это «как бы сгусток культуры в сознании человека; ... то, посредством чего человек ... сам входит в культуру...»; концепты существуют в сознании (ментальном мире) человека в ииде «пучков» понятии, знаний, ассоциаций, переживаний; концепты «не только мыслятся, но и переживаются» [15: 40, 42].

Рассмотрим более подробно точку зрения Ю.С. Степанова на понятие «концепт». По его мнению, «культура - это совокупность концептов и отношений между ними» [15: 38]. Ученый создает оригинальный «образ культуры», представляя его как некое пространство, не пустое, безразличное, а вибрирующее, имеющее температуру, где прохладное, где теплое, где обжигающее, «которое мы ощущаем тоже всем своим единым существом ... пространство, в котором витают идеи, образы, сцепляющиеся в ряды, в объемы ... где царят звуки, то гармоничные, то не созвучные нашей душе, ... где тысячи сущностей, подобно тонким шелковым лентам или ветвям деревьев, прикасаются к нам со всех сторон...» [Там же, с. 39]. В этом пространстве любая идея, любой образ находят отклик в идеях, образах, мыслях, уже ранее нас возникших и отзывающихся на наши тихим, но гармоничным созвучием.

Ученый указывает, что «в структуру концепта входит все то, что и делает его фактом культуры — исходная форма (этимология); сжатая до основных признаков содержания история; современные ассоциации; оценки и т.д.» [15: 45]. Концепты в этом понимании часто соотносятся с наивной картиной мира, противопоставляемой научной картине мира: здесь речь идет о «понятиях практической философии», таких как «истина», «судьба», «добро» и т.д. Обыденная философия есть результат взаимодействия национальной традиции и фольклора, религии и идеологии. Совокупность концептов образует концептосферу данного народа и, соответственно, данного языка, что имеет непосредственное отношение к языковой картине мира.

Термин «копцептосфера» ввел в научный обиход Д.С. Лихачев по типу терминов В.Я. Вернадского: ноосфера, биосфера и пр. Концептосфера - это чисто мыслительная сфера, состоящая из концептов, существующих в виде мыслительных картинок, схем, понятий, фреймов, сценариев, гештальтов (более или менее сложных комплексных образов внешнего мира), абстрактных сущностей, обобщающих разнообразные признаки внешнего мира. Концептосфере принадлежат и когнитивные классификаторы, способствующие определенной, хотя и нежесткой организации концептосферы [12: 61-62].

По мнению Д.С. Лихачева, «концептосфера национального языка тем богаче, чем богаче вся культура нации... отдельных вариантов концептосферы национального языка очень много, они по-разному группируются, по-разному себя проявляют. Каждый концепт, в сущности, может быть по-разному расшифрован в зависимости от сиюминутного контекста и культурного опыта, культурной индивидуальности концептоносителя... понятие копцептосфера особенно важно тем, что оно помогает понять, почему язык является не просто способом общения, но и неким концентратом культуры - культуры нации и ее воплощения в разных слоях населения вплоть до отдельной личности» [11: 5,9].

Ю.С. Степанова, рассматривая концепт как факт культуры, выделяет три компонента, или три «слоя», концепта:
1) основной, актуальный признак;

2)дополнительный, или несколько дополнительных, «пассивных» признаков,      являющихся      уже      неактуальными, «историческими»;

3) внутреннюю форму, обычно вовсе не осознаваемую,
запечатленную во внешней, словесной форме [15: 46-54 ]

Концепты существуют по-разному в разных своих слоях, и в этих слоях они по-разному реальны для людей данной культуры. Кроме того, концепты по-разному реализуются в различных культурах, поэтому правомочно рассматривать, например, проявление концептов «семья», «брак», «жена» в русской культуре, татарской, английской культуре и т. д.

В основном признаке, «активном» слое концепт актуально существует для всех пользующихся данным языком (языком данной культуры) как средством их взаимопонимания и общения.

В дополнительных, «пассивных» признаках содержания концепт актуален только для некоторых социальных групп.

Внутренняя форма, или этимологический признак, открывается в основном исследователям и исследователями. Для пользующихся данным языком этот слой содержания концепта существует опосредованно, как основа, на которой возникли и держатся остальные слои значений .

Определения концепта как элемента сознания присутствуют в исследованиях и других ученых: концепт — это орудие научного исследования  «единица, призванная связать воедино научные изыскания в области культуры, сознания и языка, так как он принадлежит сознанию, детерминируется культурой и опредмечивается в языке», при этом «сам концепт не относится непосредственно ни к языковой, ни к культурной сферам» [12: 39]; концепт - это «все то, что мы знаем об объекте, по всей экстенсии этого значения» [Телия 1996: 97]; концепт — это «алгебраическое» выражение значения, которым носители языка оперируют в устной и письменной речи [11: 4].

Сравнивая концепты, свойственные разным национальным культурам исследователь сталкивается с ассиметрической представленностью единиц. Крайней степенью ассиметрической представленности единиц является лакунарность, т.е. отсутствие определенных признаков и единиц в одной системе по сравнению с другой, образно говоря, это т.н. «незаполненные клеточки» в некой матрице, которые условно можно разбить на следующие разновидности: 1) отсутствующие в сравниваемых культурах осмысления объектов, иллогизмы, которые не вызваны потребностями людей, но могут быть придуманы или созданы [5]: «камнеед», «слонопотам» и т.д.; 2) отсутствующие в одной из культур осмысления реалий, свойственных другой культуре (предметных, антропонимических, историко-культурных): «кокошник», «шиллинг», «комсомольское собрание»; 3) нерелевантные для одной из культур качества, имеющие имя в той культуре, где они актуальны: fair play – в английской лингвокультуре игра по правилам; щедрость  - специфическое качество русского национального характера. Было бы неправильно говорить о лакунарности как об отсутствии объекта в последнем случае, здесь имеет место лингвокультурная специфика.

Этноспецифическое качество – это то своеобразное качество, которое мыслится как отдельное. И.Е. Аничков утверждал, что в языке все идиоматично. [2]. В этом смысле интересна концепция В. М. Савицкого относительно лингвистического континуума и степени идиоматичности той или иной языковой единицы. [14].  Таким образом, можно выделить три типа концептов: 1) специализированные этнокультурные и социокультурные концепты, которые выражают особенности соответствующей культуры; 2) неспециализированные концепты, культурная специфика которых выражена не так явно и трубует поиска культурных ассоциации; 3) универсальные концепты, которые не имеют культурной специфики.

Концепт имеет сложную структуру. По мнению Ю.С. Степанова, «к ней принадлежит всё, что принадлежит строению понятия, с другой стороны, в структуру концепта входит всё то, что и делает его фактом культуры - исходная форма (этимология); сжатая до основных признаков содержания история, современные ассоциации, оценки и т.д.» [15:45]. В исследованиях Е.С.Кубряковой концепт соотносим с категориями прототипической семантики. В структуре концепта выделяются центральная и периферийная зоны, которые образуют, соответственно, основное прямое номинативное значение многозначной лексемы (исходная прототипическая модель концепта) и его производные значения. Единство концепта обеспечивается когнитивной связанностью элементов центра и периферии (10: 90).

Рассмотрим, что же включает в себя «концепт». С.Г. Воркачев выделяет следующие компоненты:

1)   всю коммуникативно-значимую информацию, его парадигматические, синтагматические и словообразовательные связи,

2)   всю прагматическую информацию языкового знака,

3) когнитивную память слова, т.е. смысловую характеристику
языкового знака, связанную с его исконным предназначением и системой
духовных ценностей языка (т.е. культурно этнический компонент,
отражающий языковую картину миру его носителей) [7: 66-70].

В целом, в широком смысле, в число концептов включаются лексемы, значения которых составляют содержание национального языкового сознания и формируют «наивную картину мира» носителей языка. В узком понимании к числу концептов относят семантические образования, характеризующие носителей определенной культуры, а также те, список которых ограничен и является ключевым для понимания национального менталитета. Такие метафизические концепты, как душа, истина, свобода, счастье, любовь - ментальные сущности высокой степени абстрактности - в разных языках имеют свой символ- знак, предполагающий использование своего образного предметного содержания для выражения содержания абстрактного.

Наряду с существующими определениями концепта, встречается следующее: «Это единица коллективного знания, сознания, имеющая языковое выражение и отмеченная этнокультурной спецификой» [7: 70].

Лингвисты предлагают различную типологию концепта. Например, И.А.Стернин и Т.В. Быкова выделяют три разновидности концептов: представления, гештальты и понятия. В свою очередь фреймы и сценарии являются разновидностями гештальтов [12: 56-58].

Н.Н. Болдыревым выделяются по своему содержанию и степени абстрактности следующие типы концептов: конкретно-чувственный образ, представление, схема, понятие, прототип, пропозициональная структура, фрейм, сценарий, гештальт [4]. А.П. Бабушкин, рассматривая лексические концепты, выделяет мыслительные картинки, схемы, гиперонимы, фреймы, сценарии, инсайты [3].

Остановимся на гештальтах, так как исследуемый концепт «гостеприимство» является типичным гештальтом.

Теория языковых гештальтов была выдвинута Дж. Лакоффом, а затем признана другими учеными. Гештальты - это особые глубинные содержательные единицы языка. Помимо реализации в языке, гештальты составляют основу восприятия человеком действительности, направляют познавательные процессы, определяют специфику и характер моторных актов и т.д.

Глубинность гештальтов относительно языка проявляется в нескольких аспектах. Так, на поверхностно-языковом уровне один и тот же гештальт может реализовываться как разные смыслы, и только специальные изыскания могут установить их единство. Дж.Лакофф показал, что спор и война описываются в одних и тех же терминах, и значит, одинаково мыслятся, т.е. связываются с одним и тем же гештальтом.

Итак, гештальты суть универсальные представления, принадлежащие глубинам человеческой психики вообще и как целое лежащие вне категориальных рамок естественного языка, т.е. это содержательные величины трансцендентного: гештальты лежат непосредственно за гранью высказываемого и органично с ним связаны. Реконструированные на основе реальных языковых данных, гештальты сами становятся реальными содержательными величинами ближайшего трансцендентного.

Гештальт как вид концепта (термин Х. Эренфельса, австрийского искусствоведа конца 19 в.), представляет собой закрепленный словом целостный образ, совмещающий динамические и статистические аспекты отображаемого объекта или явления. Гештальты образуют семантическое содержание абстрактной лексики, значение которой связывается с чувственно-воспринимаемыми явлениями, и данные явления увязываются сознанием в некоторую комплексную картину. Так, гештальтами являются полученные экспериментально дефиниции значений следующих слов: религия - церковь, в которой поп, монахи, молящиеся люди, иконы с ликом Христа и Богоматери, Библия, свечи; молчание - люди с сжатыми губами и выразительными глазами, пустая комната, тишина; математика - цифры, формулы, графики, примеры в учебнике, в тетради или на доске. Типичными гештальтами являются концепты таких лексем как очередь, игра, деньги, пытка, любовь, судьба, искренность и др. [12: 57].

В когнитологии широко используются такие когнитивные модели, как фреймы и сценарии. Теория фреймов впервые была заявлена американским ученым М.Минеким. Он пришел к выводу, что «порции» информации, задействованные в системах искусственного интеллекта, должны носить более общий и одновременно более четко организованный характер. Фреймы призваны послужить этой цели выполняя функцию иерархически организованной структуры данных, которая аккумулирует знания об определенной стереотипной ситуации или классе.

Во фреймовой семантике фрейм является одновременно набором предположений об устройстве формального языка для выражения знаний; набором сущностей, существующих по предположению исследователя в описываемом мире (фрейм дает представление о том, какой вид знаний существенен для такого описания); и, наконец, организацией представлений, хранимых в памяти человека. Фрейм - структура данных для представления стереотипных ситуаций, особенно при организации больших объемов памяти [10: 87].

Структура фрейма, по М. Минскому, содержит два уровня. В верхний включаются данные, всегда справедливые по отношению к предполагаемой ситуации, а нижние представляют собой пустые узлы, или слоты, заполняемые конкретными данными из той или иной практической ситуации. Подводя какую-нибудь ситуацию под фрейм- структуру, мы предугадываем, что еще может встретиться в данной ситуации или в тексте, который ее описывает.

Фреймы не должны рассматриваться как произвольно выделяемые «кусочки» знаний. Они являются единицами, организованными вокруг некоторого концепта. В противоположность простому набору ассоциаций эти единицы содержат основную, типичную и потенциально возможную информацию, которая ассоциирована с тем или иным концептом.

По мнению Н.Н. Болдырева, концепт-фрейм представлен в значении слов, связанных ассоциативными связями с другими словами и лексико-семантическими группами, например: университет - аудитория, лекция, студенты; рыно - торговец, ряды, продукты; театр - гардероб, касса, сцена и т.д. Отдельные детали, характеризующие данный объект, составляются в одну комплексную ситуацию, ее объемное представление [4: 45].

Кроме фреймов различают еще и схемы событий: сценарии или скрипты. Скрипты отличаются от фреймов решающим фактором временного измерения. Скрипт состоит из нескольких актов или эпизодов, каждый из которых дробится на более удобные единицы, а их значения, в свою очередь, зависят от культурных и социальных факторов [3: 26].

Скрипт - это один их типов структур сознания, выполняющего некое специальное задание в обработке естественного языка: привычные ситуации описываются скриптом как стереотипные смены событий. Большинство скриптов усваиваются еще в детстве, в результате прямого опыта или сопереживания при наблюдении над другими людьми.

Скриптоподобные представления строятся по мере необходимости на основе общих структур более высокого уровня, по определенным правилам относительно конкретной ситуации, взятой на трех уровнях памяти : на уровнях событий, ситуаций и намерений. Базисными единицами памяти являются сцены - кирпичи скрипта. Скрипты получаются, когда сначала сообщается об одном событии, а потом на этот рассказ накладывается другое повествование, усиливающее области согласия и констатирующее противоречие..

Скрипт воспринимается как набор ожиданий о том, что в воспринимаемой ситуации должно произойти дальше. Минимум скрипта составляют действующие лица и сюжет. Сюжеты скриптов могут быть не только повествовательными, т.е. дающими развертывание линий рассказа, но и локационными, т.е. описывающими реорганизацию во времени или пространстве, логическими, т.е. показывающими линию размышлений; процедурными, увещевающими и т.д. [10:173].

Один скрипт связан со стереотипизированной серией других скриптов, с общими для них участниками - деятелями. Скрипт позволяет понимать не только описываемую или реальную ситуацию, но и детальный план поведения, предписываемого в данной ситуации.

Итак, под фреймом нами понимается объемный, многокомпонентный концепт, пакет «информации», знаний о тематически единой, стереотипной, статичной ситуации, содержащей слоты, связанные между собой определенными семантическими отношениями. Под скриптом мы понимаем концептуальную структуру для динамического представления знаний о стереотипной ситуации или стереотипном поведении, элементами которой являются шаги алгоритма или инструкции.

Остановимся на способах вербальной реализации концептов в языковой картине мира. О.Г. Почепцов выделяет два типа представления языковой ментальности: лексический и грамматический. По мнению автора, ментальность лексического типа отражена в лексико-семантическом коде языка, а локальные, темпоральные и другие фокусы представления мира закреплены в грамматической системе.

Концептуальный анализ, по мнению Н.Д. Арутюновой заключается в моделировании концепта и установлении его связи с другими концептами, что предполагает не только описание смыслов каждого отдельного слова, но и, главным образом, определение специфики «целого концептуального поля и логических отношений между входящими в него элементами». При этом необходимо иметь в виду, уточняет Н.Д. Арутюнова, что понимание «обеспечивается знанием значений слов и предложений (семантической компетенцией)», ...а интерпретация — «значением механизмов употребления языка (прагматической компетенцией)», но все же «правильное понимание не исключает неверной интерпретации». Сравнивая семантический и концептуальный анализ, Е.С. Кубрякова отмечает, что если семантический анализ направлен на экспликацию семантической структуры слова, уточнение реализующих его денотативных, сигнификативных и коннотативных значении и приводит к разъяснению слова, то концептуальный анализ предусматривает «поиск общих концептов, которые подведены под один знак и предопределяет бытие знака как когнитивной структуры», что обеспечивает знание о мире. Опираясь на дефиницию концепта, постулирует Е.С. Кубрякова, можно построить «концептуальную карту» слова, представляющую собой, во первых, отражение наиболее употребительных контекстов слова, констатацию всех направлений, по которым идут преобразования семантики слова, и наконец «рекомендацию к более полному лексикографическому представлению значения слова и т.д. [10: 97]. Ю.С. Степанов рассматривает «метод» как определение содержания и «реальности концептов». Речь идет о методе выявления «буквального смысла» (внутренней формы). На следующем этапе предусматривается выявление «пассивного», «исторического» слоя концепта. Наконец, последний этап нацелен на определение «актуального, новейшего слоя концепта». Таким образом, «определение каждого концепта складывается из исторически разных слоев, различных и по времени образования, и по происхождению, и по семантике, поэтому концепт получает всегда генетическое определение» [15: 55].

Лексема обладает семантикой, концепт - содержанием. Семантика лексем членится на семантические компоненты, содержание концепта - на концептуальные признаки. Анализ «от семантики слова к содержанию концепта» позволяет через анализ сем различного типа, актуализирующихся в различных употреблениях слова, вычленить концептуальные признаки, образующие содержание концепта.

Концептуальный (концептный) анализ внешне сходен с семантическим анализом, но цель семантического анализа - в разъяснении слова, цель концептуального анализа - в отсылке к знаниям о мире. С этой точки зрения, концептуальным можно считать любой лингвистический анализ, если выводы его направлены на установление связей рассматриваемого явления с представлениями об окружающем мире, если он раскрывает особенности мировосприятия носителей языка через слово.

Когнитивный подход в лингвокультурологии использует способность когниции запускать механизмы смыслообразования и придавать формирующемуся значению культурно маркированную ценность. По мнению Н. Кравченко, высказывания как ситуативно обусловленные образования оперируют не столько значениями, сколько вербализованными смыслами, концентрирующими в себе всю совокупность знаний,  и понимание достигается  путем адекватного использования языковых единиц и речевых структур, формирующих необходимые смыслы. В семантическом составе концепта наиболее существенным представляется культурно-этнический компонент, отражающий «языковую картину мира» его носителей и определяющий специфику семантики лексических единиц.

Концепт может быть вербализован отдельными словами и словосочетаниями, фразеологическими единицами, предложениями и целыми текстами. Для передачи конкретного концепта, который связан с устойчивым чувственным образом, достаточно значения отдельного слова, активизирующего данный образ. Но при усложнении выражаемых смыслов используются целые словосочетания и предложения. Часто один и тот же концепт может быть передан различными языковыми средствами. Некоторые концепты передаются с помощью целого текста или ряда произведений одного или нескольких авторов, так как требуют осмысления большого количества ситуаций, отражающих взаимосвязанные аспекты таких концептов.

Вербализация осуществляется преимущественно на лексическом и фразеологическом уровнях. Лексический уровень объективирует феномены действительности самыми различными номинативными техниками. Лексический состав языка «напрямую» отражает фрагменты экстралингвистической действительности, а исследования лексики языка представляются наиболее технологичными.

Д. Попова и И А. Стернин перечисляют языковые средства, которые могут входить в номинативное поле того или иного концепта и обеспечить его описание в процессе лингвокогнитивного исследования:

1)  прямые номинации концепта (ключевое слово-репрезентант концепта, которое избирается исследователем в качестве имени концепта и имени номинативного поля, и его системные синонимы);

2)  производные номинации концепта (переносные, производные);

3)  однокоренные слова, единицы разных частей речи, словообразовательно связанные с основными лексическими средствами вербализации концепта;

4)  симиляры (под симилярами — термин А А, Залевской — понимаются выявляемые экспериментально лексемы, близкие по семантике в языковом сознании испытуемых, хотя они и не являются синонимами в традиционном смысле, например, газета и журнал);

5)  контекстуальные синонимы;

6)  окказиональные индивидуально-авторские номинации;

7) устойчивые сочетания слов, синонимичные ключевому слову;

8) фразеосочетания, включающие имя концепта;

9) паремии (пословицы, поговорки и афоризмы): необходимо только помнить, что паремии не всегда отражают смысл, актуальный для современного состояния сознания, и то, насколько установки, выражаемые паремиями, разделяются современным сознанием носителей языка,
требует проверки;

10) метафорические номинации (например, к концепту сердце — сердце плачет,  радуется, разрывается и под.);

11) устойчивые сравнения с ключевым еловом ;

12) свободные словосочетания, номинирующие те или иные признаки, которые характеризуют концепт и под. [12: 69-71].

Концепты имеют  следующую структуру: этимологический слой и актуальный слой (Ю.С. Степанов); ядро и периферию (З.Д. Попова и др.).

К организационно-структурным типам концепта относятся: мыслительная картинка, концепт-схема, концепт-фрейм, концепт-инсайт, концепт-cцeпарий, калейдоскопический (A.П. Бабушкин, З.Д, Попова и др,); концепт-минимум и концепт-максимум (А. Вежбицкая); микро- и макроконцепт; суперконцепт;-индивидуальные,           микрогрупповые, макрогрупповые, национальные, цивилизационные, общечеловеческие (Г.Г. Слышкин, В.И. Карасик);  этнокультурные и социокультурные (Г.Г. Слышкин); -имена, уникалии и универсалии; архетипные и инвариантные (С.Т. Воркачев).

К содержательным типам концепта обычно относят:

культурный концепт (СТ. Воркачев, В.И. Карасик, Т,В, Матвеева);

лингвокультурный концепт (В.И. Карасик, Н.В, Раппопорт);

когнитивный    концепт    (Е.С.    Кубрякова,    З.Д.    Попова,    С. Г.

Воркачев);

эмоциональный концепт (А. Вежбицкая);

научный концепт (Т.В. Матвеева) [13: 19-22]

Из представленной классификации содержательно-структурных элементов легко сделать вывод о том, что понимание концепта различными авторами только последнего десятилетия практически не сводится к какому-либо единству.

Вторая классификация, присутствующая з современных работах, — классификация термина «концепт» с точки зрения его отнесенности к той или иной науке (дисциплине). Такая классификация представлена в целом ряде исследований - наиболее полно, на наш взгляд, это сделано В,И. Карасиком .

Если не принимать во внимание те работы, в которых «концепт» и «понятие» отождествляются, то существующие в лингвистике подходы к пониманию концепта сводятся к лингвокогнитивному и лингвокультурному осмыслению этих явлений (Воркачсв 2002). Концепт как лингвокогнитивное явление - это единица «ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [10: 90]. Часть концептов имеет языковую «привязку», другие концепты представлены в психике особыми ментальными репрезентациями - образами, картинками, схемами и т.п. (Там же, с. 92). Большое внимание в когнитивной лингвистике уделяется понятию «национального концепта»: «Национальный концепт - самая общая, максимально абстрагированная, по конкретно репрезентируемая (языковому) сознанию, подвергшаяся когнитивной обработке идея «предмета» в совокупности всех валентных связей, отмеченных национально-культурной маркированностью» [9: 268].        Лингвокультурный подход к пониманию концепта (культурного концепта) состоит в том, что концепт признается базовой единицей культуры, ее концентратом. Концепт как лингвокультурная единица призвана «связать воедино научные изыскания в области культуры, сознания и языка, т,к. он принадлежит сознанию, детерминируется культурой и опредмечивается в языке; его формирование - «процесс редукции результатов опытного познания действительности до пределов человеческой памяти и соотнесения и с ранее усвоенными культурно-ценностными доминантами» (Слышкин). Лингвокультурные концепты являются «некими вербализованными смыслами, отражающими лингвоменталитет определенного этноса». «Лингвокультурный концепт как «сгусток» этнокультурно отмеченного смысла обязательно имеет свое имя, которое, как правило, совпадает с доминантой определенного синонимического ряда либо с ядром определенного лексико-семантического поля» [7: 20].

Базовым для любого исследования является характеристика теории
номинативного (от лат. "nominare" — «называть») поля концепта,
представленная в работах 3,Д. Поповой и И.А. Стернина. Концепт как
ментальная единица может быть раскрыт через анализ средств его
языковой объективации. Исследователи определяют номинативное поле
концепта как совокупность языковых средств, объективирующих
(вербализируютцих, репрезентирующих) концепт в определенный период
развития общества. Важной характеристикой концепта является его
номинативная плотность (термин В.И. Карасика). Под номинативной
плотностью понимается степень детальности языковой репрезентации
определенного          концептуального          пространства,        «детализация

обозначаемого фрагмента реальности, множественное вариативное обозначение и сложные смысловые оттенки обозначаемою» [9: 111]. В зависимости от количества когнитивных номинаний номинативное поле концепта может обладать высокой или низкой номинативной плотностью. Высокая номинативная плотность концепта свидетельствует об актуальности осмысления той или иной сферы действительности    для    конкретного    сообщества,    ее    чрезвычайной важности для практической деятельности народа; о древности концепта и его ценностной значимости в связи с этим; о коммуникативной релевантности концепта, т.е. необходимости обсуждать его, обмениваться данной концептуальной информацией в конкретном социуме.

З.Д, Попова и И.А. Стернин выделяют три типа номинативных полей в связи с типом концепта:

1.  Наиболее коммуникативно релевантные концепты имеют обширное, легко выявляемое номинативное поле (обнаруживается много системных средств обозначения концепта и его признаков).

  1. Коммуникативно малорелевантные для широкого круга людей концепты, отражающие обычно узкоспециальные, конкретные мыслительные сущности, известные узкому кругу людей (мизинец, мочка уха), имеют ограниченное номинативное поле (исключает синонимические ряды).
  2. Частично релевантные концепты, для описания которых используют ряд окказиональных единиц или ситуативных номинаций (молодожены супруги со стажем), лишены системно обнаруживаемого номинативного поля, они могут иметь только субъективные, окказиональные номинации, описания отдельных признаков концепта, индивидуально-авторские, косвенные номинации, но без названия всего концепта [12: 67-68].

Номинативное ноле концепта неоднородно по структуре — оно содержит как прямые номинации самого концепта непосредственно (ядро номинативного поля), так и номинации отдельных когнитивных признаков концепта, раскрывающих содержание концепта и отношение к нему в разных коммуникативных ситуациях (периферия номинативного поля). Выявлению в процессе лингвокогнитивного анализа подлежат как системные, так и окказиональные, случайные, индивидуально-авторские номинативные средства, так как все они входят в номинативное поле концепта, и все дают материал для когнитивной интерпретации и построении модели концепта.

При создании номинативного поля концепта исследователь может пойти двумя путями. Это:

1. Построение ядра номинативного поля концепта путем
выявления только прямых номинаций концепта — ключевого слова и его
синонимов (как системных, так и окказнональных, индивидуально-  авторских). Например, ядро номинативного поля концепта «женщина»
составят такие единицы, как женщина, лицо женского пола, дама, баба,
телка, тетка, слабый пол, дочь дьявола
и др.

  1. Помимо выявления прямых номинаций, определение всего
    доступного исследователю номинативного поля концепта, включая
    номинации разновидностей денотата концепта (гипонимов), - жена,
    хозяйка, мать, старуха, мегера,
    девчонка, фифа, мымра, леди, бизиес-
    леди, старая карга
    и др. H.М. Рухленко дополняет концепт «жсншипа»
    следующими гипонимами: друг, специалист, рукодельница, советчица,
    нянька, загадка, блудница, скандалистка, разлучница (см.
    раб. Н.Н.Рухленко)
  2. К гипонимам концепта «мужчина» Н.Н. Рухленко оттюсит: хозяин,
    умелец, защитник, пример,
    образец), специалист, ребенок, пьяница,
    деспот, бабник
    (Там же, с. 157). В поле концепта входят также
    наименования различных отдельных признаков концепта,
    обнаруживающихся в разных ситуациях его обсуждения,
    применительно к концепту «женщина» — ласковая, нежная, капризная,
    рожает детей, сплетничает, убирает, стирает, ревнует, ругает
    мужа, заботится о семье, любит тратить деньги, следит за мужем,чинит одежду
    и т.д. Наиболее часто номинируемые гипонимы обычно оказываются наиболее типичными представителями концепта в коммуникации, наиболее часто номинируемые признаки - наиболее яркими признаками концепта, обсуждаемыми в коммуникации. И те, и другие позволяют пополнить наши представления о структуре изучаемого концепта. К описанию можно добавить паремии, афоризмы, фразеологизмы о женщине. Это будет расширенное описание номинативного поля, построение полного номинативного поля концепта.

В зависимости от задач и возможностей исследователь может пойти по первому или второму пути; важно отметить, что второй путь, конечно, более трудоемкий, но дает гораздо более глубокие и достоверные результаты.

При сопоставлении номинативных полей одного и того же концепта в разных языках важно учитывать особенности народного осмысления этого концепта в соответствующих культурах. Лингвистические наблюдения над концептами свидетельствуют о том, что, оторвавшись от значений конкретных единиц исходного языка и «работая» на уровне смыслов, человеческое сознание способно анализировать входящие в концептуальную структуру концепты и совершать с ними различные операции.

Выводы

Лингвокогнитивньтй и лингвокультурный подходы к пониманию концепта не являются взаимоисключающими: концепт как ментальное образование в сознании индивида есть выход на концептосферу социума, т.е,, в конечном счете, в культуру, а концепт как единица культуры есть фиксация коллективного опыта, который становится достоянием индивида. Иначе говоря, эти подходы различаются векторами по отношению к индивиду: лингвокогнитивный концепт - это направление от индивидуального сознания к культуре, а лингвокультурный концепт -это направление от культуры к индивидуальному сознанию. Это различие сопоставимо с генеративной и интерпретативной моделями общения, «при этом мы понимаем, что разделение движения вовне и движения вовнутрь является исследовательским приемом, в реальности - движение является целостным многомерным процессом» [9: 117].

Вслед за В.И. Карасиком отметим, что культурный концепт в языковом сознании — это многомерная сеть значений, которые выражаются лексическими, фразеологическими, паремиологическими единицами, прецедентными текстами, этикетными формулами, а также речеповеденческими тактиками, отражающими повторяющиеся фрагменты социальной жизни [9:  142]. В связи с этим возникает необходимость дополнить собственно лингвистическое исследование культурных концептов данными других наук — истории, культурологии, этнографии, психологии, этики, социологии.

Обобщив взгляды исследователей на понимание концепта, можно сделать вывод, что в рамках лингвокультурного подхода концепт — это многомерное ментальное образование, включающее в себя ценностный, понятийный и образный элементы. Принципиальное отличие культурного концепта от других, применяющихся в современной науке условных ментальных единиц, состоит в том, что для концепта, при всей его многомерности, характерен примат ценностного отношения к отображаемому объекту. Формирование концепта есть процесс обобщения результатов опытного познания действительности до пределов человеческой памяти и соотношения их с ранее усвоенными ценностными доминантами, выраженными в религии, идеологии, искусстве и т.д. Функционирование концепта - процесс выбора и использования конкретных языковых средств, которые, по мнению отправителя сообщения, способны активизировать этот концепт в сознании адресата. Таким образом, концепт существует в сознании, детерминируется культурой и опредмечивается в языке.

 

Литература:

  1. Аскольдов С.А. Концепт и слово. // Русская словесность. Антология. Москва: Academia, 1997.- 271 с.
  2. Аничков И.Е. Идиоматика и семантика // Вопросы языкознания. 1992. – №5.
  3. Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. - Воронеж: Изд-во Ворон. ун-та, 1996. – 104 с.
  4. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика: Курс лекции по английской филологии. – Тамбов: Изд-во Тамбов. ун-та, 2001 – 123 с.
  5. Быкова Г.В. Лакунарность как категория лексической системологии: Автореф. дис. канд.филол. наук. – Ростов-на-Дону, 2004. – 16 с. Гридина Коновалова
  6. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. Москва, Языки славянской культуры, 2001 – 288 с.
  7. Воркачев С.Г.  Сопоставительная этносемантика телеономных концептов «любовь» и «счастье» (русско-английские параллели). – Волгоград: Перемена, 2003. – 164 с.
  8. Демьянков В.З. Понятие и концепт в художественной литературе и в научном языке // Вопросы филологии. 2001. № 1. С. 35-47.
  9. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты. Дискурс. – М.: Гнозис, 2004. – 390 с.
  10. Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистических идей во второй половине XX в//Язык и наука конца 20 в. – М.: 1995. – С. 173 – 189.
  11. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка//Русская словесность: Антология. – М.: Academia, 1997. – 196 с.
  12. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и национальная картина мира. – Воронеж: Изд-во «ИСТОКИ», 2002. – 318 с.

13. Прохоров Ю. Е.В поисках концепта._М., 2008.- 176 с.

  1. Савицкий В.М., Кулаева О.А. Концепция лингвистического континуума. – Самара: Изд-во «НТЦ», 2004. – 178 с
  2. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. – 288 с.